Шаалы

Материал из ИнранВики
Перейти к: навигация, поиск
< Монстры Инрана / Расы
Юный шаал смотрит на вас, как на лакомый кусочек мяса — и сочную отбивную разума.
Обычный шаал и гнилостно-зеленый больших размеров: шаал-пожиратель разумов, высшая каста.
Шаал-воин, гордость стаи, усиленный с помощью длительных воздействия ментала на мышцы и нервную систему. Гиенский супер-солдат.
Выросток. Во главе каждой стаи обычно стоят уникальные и выдающиеся шаалы, как например этот, дитя хаоса и воды.
Афна и Нефри, великие духи расколотых равнин Израим, священные не только для шаалов, но и для всех рас и существ, живущих здесь.
Шиматран — земля обетованная, скрытое царство, доступное только шаалам в чертогах их коллективного разума.

Шаалы — раса разумных гиен, владеющая сильнейшей магией Ментала. Общее поле телепатии на все племя, поиск разумов на большом расстоянии, доминация, способность проникнуть в разум и сформировать там ложные видения и даже воспоминания — только базовые возможности практически каждого шаала. А сильнейшие из них способны на гораздо большее.

Менталитет

В Инране практически нет рас, которых можно было бы назвать «абсолютно злыми» или «поголовно злыми». Но шаалы однозначное исключение из этого жизненного правила: почти все они зло в чистом виде. Коварные, хитрые, жестокие существа, прирожденные охотники и убийцы, они получают наслаждение, мучая, унижая и убивая других разумных. И особое наслаждение — обманывая других, заставляя их совершать непоправимые ошибки и затем мучиться, осознав их. Например, шаалы захватывают и угоняют в пустыни людей-рабов, и всячески развлекаются с ними. Пример самой невинной шутки: внушают мужу, что его жена страшный и уродливый монстр, и когда та пытается найти утешение рядом с мужем, обнять его, он видит, как чудовище тянет к нему свои щупальца, и яростно гонит его, бьет, или в ужасе бежит и прячется; а женщина не понимает, что происходит. Шутка посильнее: провинившегося раба могут заставить считать себя гиеной, и будучи «одним из шаалов» он разорвет и съест собственное дитя, а затем хозяева снимут с него ментальный оттиск и позволят осознать содеянное. И это не стоит считать самым страшным вариантом, потому что предела жестокости и изощренности шаалов — не существует.

В обществе шаалов царит жесткая иерархия от слабого к сильному. Самым сильным всегда является вождь стаи, но в любой момент другой претендент может попытаться сместить его. Однако такая попытка не может произойти просто по принципу «хочу и дерусь с вожаком», чтобы получить право бросить вожаку вызов, претендент должен держать речь перед остальной стаей и вызвать у них желание разрешить ему. Ради чего? Ради зрелища смертной битвы, или ради того, что став новым вождем, он как-то сделает жизнь шаалов лучше. Если претенденту удастся замотивировать стаю, он получит свой шанс, если же нет — вся стая с удовольствием выжгет выскочке мозг совместной ментальной атакой.

Гиены пустынь очень сплоченный народ, хотя при этом они часто предают друг друга, вся их жизнь это сплошной круговорот предательств, бытия то охотником, то жертвой, то снова охотником. Но шаалы ценят жизнь друг друга, это намертво связано с инстинктом самосохранения, поэтому быт шаала полон приобретений и потерь, но смерть от своих соплеменников случается крайне редко. А вот ежедневные унижения, раны, притворство и обман — это шаалий хлеб. Вкупе с постоянной жаждой и голодом, жизнь в шаальей стае — постоянная борьба за место под солнцем.

Ареал обитания

Шаалы обитают в глубоких пустынях: Исфериде, Акаторской пустоши, великой Варанг и др. Пустыни не случайно стали им домом: разум шаалов слишком восприимчив, чтобы они могли жить в густонаселенных областях мира. Слишком много эмоций и мыслей, исходящих от зверей и даже базовых эманаций от растений, а уж тем более, от людских поселений и особенно городов. Океан ментальных всплесков захлестывает разум шаала, отравляет его и сводит с ума. Внутри стаи, каждый шаал инстинктивно защищает свой разум от вторжения и приглушает все, что от него исходит, это вопрос выживания и сохранения статуса. Получается, что и вопрос ментальной гигиены. А не-менталисты не способны прикрывать свои разумы, поэтому оказавшись в густонаселенной области, гиенам приходится экранировать себя, тратить на это силы. Поэтому шаалы и ненавидят всех окружающих, что сам факт их жизнедеятельности свербит у шаала в мозгу. И гиены жестоко мстят остальным живым существам за это.

Каждое племя весь несезон копит силы, и затем отправляется в поход-набег. Он длится столько, сколько шаалы смогут экранировать себя и сохранять здравый рассудок; когда они чувствуют, что начинают звереть, или видят опасность — тут же возвращаются обратно. Нередко с добычей.

Шаалы не строят городов и не особенно улучшают свой быт, т.к. готовы в любой момент оставить становище и бежать на новое место. Для расы, которая сделала своими врагами всех окружающих, это логичный исход. Соответственно, у каждой стаи есть свой обширный ареал, по которому они кочуют, и масса схронов и тайных нор, в которых они прячутся в тех случаях, когда окружающие народы собирают армии и идут на шаалов очередной истребительной войной.

Культура

Шаалы поклоняются двум духам: Афне и Нефри. Эти сильнейшие в мировой иерархии духи сравнимы по мощи с самим Шоором, повелителем лесов, но их царство — расколотые равнины Израим. Духи равнодушны к злодеяниям шаалов, они одинаково тепло относятся ко всем тварям: как самым странным и чудовищным, так и самым удивительным и прекрасным, обитающим в богатой на чудеса овеянной хаосом земле. Не раз, защищая шаалов от истребления, Афна и Нефри вставали на пути у ненавидящих их армий, и скрывали одних своих детей от других. Шаалы обожают великих духов, потому что это единственные существа, которые находятся вне морали, вне добра и зла, и принимают гиен такими, какие они есть, не ненавидят, а любят и одобряют. В конце каждого годового цикла, все стаи-племена каждой из пустынь сходятся на великий сбор, и возносят Афне и Нефри молитвы и дары.

Так же гиены поклоняются великому червю, гигантскому подземному созданию, которое обитает в центре каждой пустыни.

У гиен очень интересная синтетическая культура, сотканная из ворованных элементов самых разных народов и рас. Похищая и порабощая представителей этих рас, шаалы вольно и невольно адаптируют и их культуру: сказки, привычки, обряды и толкования всего и вся. Сами гиены не приспособлены для строительства и благоустройства, но вполне используют для этого рабов, которые создают материальную культуру шаальей цивилизации. Впрочем, как сказано выше, шаалы равнодушны к материальным объектам, и куда больше ценят возможность уйти в разум, свой или чужой, и испытать там то, чего им хочется.

Шиматран

У народа менталистов существует сакральное общее пространство Шиматран, это «ноосфера-матрица» всей стаи, куда они погружаются все вместе и где проводят существенную часть времени. По своей сути, это обетованная земля, там и трава зеленее, и всегда есть вода, и никто не пытается преследовать ненавистных гиен, чтобы стереть их с лица земли.

Так же, у каждого шаала есть свое собственное сакральное пространство, куда он старается не допустить всех остальных. Величайшим унижением считается впустить в свое тайное убежище, «чертоги разума», чужого, который не преминет осквернить его.