Хальда

Материал из ИнранВики
Перейти к: навигация, поиск

< Боги Инрана

Символ Хальды: перламутровый единорог

Хальда, она же Матерь, Мать света — высшая богиня Инрана. Философия Матери отдает главную ценность жизни. Выступая за мир и защиту, милосердие и гуманизм, целительство, Хальда стремится помочь смертным, сделать их жизнь проще, радостнее, счастливее. Мать утешения, сестра радости, Заступница смерти, так называют ее смертные, имея ввиду, что богиня заступает путь Смерти, останавливает ее.

Хальда является в буквальном смысле матерью человеческого рода, вместе с Гетаром она создала расу людей, родила первое поколение человечества. И с тех пор всегда оказывала покровительство людям, которые принимали его. В эпоху Трех империй управляла Империей Хор.

Стихии: аурис и виталис. 
Статус: изначально смертная, первый человек Инрана. Затем высший бог. 
Символ: единорог.
Изображается: в виде материнской, покровительственной или благословляющей фигуры.

Основные силы, которые Хальда дает посвященным: свет и жизненная сила природы. Свет дарует лучшие защиты и исцеляет от проклятий, болезней, темных влияний; жизнь дает vitae, health, nature protections и summoning. При этом, в полной мере и боевые возможности обеих стихий. Например, высокие жрецы могут призывать Панцирных единорогов, защищенных от любой элементали и физических атак — это страшная и практически неуязвимая боевая сила. А «Копье света» и «Гнев милосердный», примеры использования силы Света в качестве боевой. Не многие смертные владеют аурисом, и никто не владеет им лучше посвященных Хальды.

Максимы: Путь учителя

  • Каждый хочет счастья.
  • Хочешь счастья — научись дарить его. Хочешь мира — научи близких.
  • Близких немного, но только через них ты можешь объять весь мир.
  • Нельзя получить счастье, отнимая его, можно только даря.
  • Добр не тот, кто не совершает зла. Добр тот, кто совершает добро.

Максимы: Путь лекаря

  • Не дели на своих и чужих — делись со своими и чужими.
  • Жизнь — единственная ценность, которая стоит битвы.
  • Спаси, кого сможешь, оплачь остальных. И иди дальше.

Сущность веры

Защита жизни от любых посягательств. Жизнь является высшей ценностью, потому что каждая личность есть вселенная, она неповторима, является крошечной точкой в общей картине — и при этом у каждой личности равное право на счастье. Преждевременная смерть отнимает все, и потому нужно восставать против нее, бороться с роком, агрессией, глупостью, и прочими обстоятельствами, которые ведут к смерти кого-либо. То же самое в отношении несчастий.

Живой ценен еще и тем, что способен измениться к лучшему, что-то сделать для мира, а мертвый уже нет. Поэтому очень важным является защита жизни и помощь в становлении на путь истинный тем, кто может стать лучше. Милосердие и любовь ко всему живому – важнейшая черта богини.

Хальда не восстает против естественных природных законов: хищничества, эволюции, естественного отбора и т.д. Ее последователям не обязательно быть вегетарианцами. Вопрос в любви и покровительстве, в отсутствии жестокости и бездумного уничтожения. Можно сказать, что Хальда это прообраз гуманистической парадигмы, утверждения которой к концу XX века частично добились люди Земли.

Легенды о прошлом

Алур Прекрасная и Рам, усмиренный ее красотой.

В эпоху Мифов, счастливая влюбленная пара правила лесным регионом посредине материка Мира. Алур Прекрасная, вечно юная богиня радости, красоты и любви, и Рам, могучий дух природы, брат Церунноса и создатель расы минотавров.

Алур добивались многие боги, капризная богиня отдала свое сердце суровому чудовищу, потому что его непоколебимое спокойствие позволило ей впервые в жизни перестать гнаться за призраками и воздушными замками. Так или иначе, пара жила на зависть другим божествам.

Первые несколько сотен лет у них рождались мальчики-минотавры, которые не наследовали божественных сил матери и могущества отца, а становились лишь могущественными воинами своего племени. Но оставались смертными. Затем к Раму прискакал Хирон, молодой кентавр-провидец, которого только что приняли в орден Видящих за первое пророчество. Пророчество о том, что у Рама и Алур родятся две дочери, которые поделят между собой весь мир.

Будучи в иерархии бессмертных далеко не первыми, родители справедливо удивились, но стали готовиться к исполнению пророчества. Год спустя Алур забеременела. Ее беременности длилась почти сотню лет. Все это время зрел плод будущей богини, и беспечная Алур уже готовилась стать духом, передав свой божественный статус по наследству. Но когда девочка родилась, все увидели, что она не божество, а смертное существо — похожая на Алур по внешности, но совершенно бессильная и уязвимая... Тогда еще никто не знал этого, но девочка была первым человеком Инрана. Ее нарекли Хальда — Смертная.

Она росла в сверкающих садах родителей, среди других смертных существ, лесных обитателей, животных, растений; оберегаемая своими старшими братьями-минотаврами. Она быстро взрослела, как и положено смертной, а многие ждали, когда произойдет ее обожествление? Ведь дочь богов, хоть и родилась смертной, все равно была сосудом, способным принять божественную силу. То есть, должным рано или поздно сделать это.

Это произошло, когда Хальде исполнилось тринадцать лет: Джерхан, повелитель огня, обрушился на леса ее родителей и сумел бы уничтожить их. Хальда заслонила собой гибнущих смертных тварей, а когда огненный бог направил свою силу, чтобы сжечь ее, вся его сила без остатка ушла в Хальду, во мгновение ока Джерханн превратился в простого смертного. А Хальда стала владычицей огня, но год за годом пропускала эту силу через себя, отдавая ее осторожно, превращая в живительное тепло. Природа возвращала ей растраченное, и так постепенно Хальда стала богиней живительной силы и природы.

Но при этом Хальда все равно оставалась смертной, то есть, силы Джерханна даже близко не хватило, чтобы обожествить ее. Сосуд Хальды оставался практически пуст.

Так стало известно, что дочь Алур и Рама обладает удачной связкой даров: огромный потенциал вмещать Силу, и способность брать ее, когда она этого по-настоящему захочет, из любых источников — например, отбирать у других Богов.

Наслышанный о даре девочки, за ней пришел один из самых страшных чудовищ забытой эпохи, Ари-Мранн (отец Тармаамрата). Ари-Мранн был единственным существом, помимо Хальды, которое умело отбирать чужую силу, и благодаря этой способности он столь возвысился. Ари-Мранн овладел силой нокса, пустоты, которая выедала тело и души богов, и, разрушив божество, мог забрать его силу себе. Правда, эта сила постепенно растрачивалась на Ничто, которое владело Ари-Мранном; так что он носил в себе черную дыру в безмирье, которая постепенно поглощала его — и поглощала все вокруг него, сея опустошение и смерть. Он хорошо подготовился и пришел за силой Хальды, потому что знал, что в поединке победит он, как гораздо более опытный и гораздо более сильный. Когда Ари-Мранн подступил к долине света, все союзники Рама и Алур бежали; их армия и защита пала, но крошечные силы родителей были безразличны владыке; он двинулся вперед и нашел спрятанную в глубине лесов девушку. Хальда умоляла его пощадить леса и населяющих их беззащитных существ, и согласилась отдать свой дар — но когда Ари-Мранн исторгнул душу девушки и пожрал ее, он вдруг пошатнулся, и вместо торжестующего смеха из его груди вырвался стон неверия. Провал в Ничто закрылся в нем в тот момент, когда душа Хальды стала частью его, сила жизни в Хальде пересилила всепожирающую силу Ничто в данном конкретном истоке. Ари-Мранн навсегда утратил свою способность пожирателя; а находясь внутри него, по ту сторону всех его защит, Хальда легко забрала его силу себе. Так Ари-Мранн, вселявший ужас в богов Забытой эпохи, превратился в обычного духа. А девушка стала одним из великих богов, когда ей было 14 лет.

Вскоре у Алур с Рамом родилась вторая дочь. Она вынашивалась всего год, и при родах забрала силу матери. В этом не было никакой нужды, в ней самой изначально была невообразимая сила, присущая от рождения; Луны Инрана в момент ее рождения сошлись настолько редким образом, что не повторялся больше никогда. Но она забрала силу матери, потому что иначе не могло быть. Эта девочка была стремительна, красива как мать и даже более, решительна, умна и прозорлива. Неудивительно, что ее назвали Ардат — Совершенная.

Ардат быстро догнала Хальду, она росла стремительно, как ничем не сдержанное пламя, и к семнадцати годам они сравнялись. Девочки любили друг друга, и беспечно играли в зачарованных лесах. После падения Ари-Мранна, региону ничего не могло угрожать, так как все бессмертные опасались силы Хальды. Сестры не хотели выходить из юношеского возраста, поэтому они перестали расти, и сотню лет носились по лесам, встречая весну и провожая лето, танцуя в осеннем багрянце и кружась в вихрях зимних вьюг.

Хальда вспоминала позже, что это время было счастливейшим в ее жизни. Ардат никогда не говорила о своем детстве.

Затем появился Гетар. Смуглокожий, суровый, молчаливый и мудрый, он, казалось, провидел судьбу каждого, с кем встречался. При это он был юн, чуть старше девушек: по избранному возрасту, ему не исполнилось и двадцати. Сын короля демонов и умирающей древней богини, Гетар стал наследником силы обоих, в момент рождения он забрал все до капли не только у родителей, но и у всех предков по обоим линиям. Опустошив два древних рода, Гетар от рождения видел многое из того, что всегда было и навсегда останется сокрытым. Он пришел в зачарованные леса потому, что предчувствовал, как нити судьбы влекут его сюда; понимал, что именно здесь свершится предначертанное.

Гетар многое рассказал юным богиням о мире, который он неустанно изучал. Он совершил ряд невероятных открытий и, окрыленный знанием, был готов поделиться ими. Сестрам открывались неведомое и нежданное, их горизонты расширялись, глаза блистали, и мириады невидимых образов проносились в их душах; каждый день приносил им новые открытия и новые радости. Они чувствовали, что столетие до того жи ли в крошечном коконе, который теперь раскрывается в огромный и пронизанный чудесами мир.

Обе сестры безоговорочно полюбили Гетара; но между ними не было ревности. Обе отдались ему, он был их учителем, вдохновенным владыкой и судьей. Но темный рок уже клубился у них под ногами, туманом поднимаясь все выше и выше. И все трое предчувствовали это; Гетар изначально, а девушки постепенно понимали, что их судьбы сплелись не только во благо, но и на зло.